Последний лед


Привет всем любителям зимней рыбалки!

Вот и настал долгожданный для всех рыболов -зимников момент – так называемый «последний лед», при котором «»на всех водоемах рыба прямо-таки сама выпрыгивает из лунок и набрасывается на крючки рыбаков».

В этом году окончание сезона я отметил в двух местах – Глюково и Кулушево. В Глюково ездил три раза, и последний раз ездил в Кулушево по причине отсутствия льда возле берега.

В Глюково, по слухам, в конце февраля-начале марта, ловили горбачей весом по полкило и выше.

И вот, прибыв в первый раз в Глюково в середине марта, увидели следующую картину: царила зима, хотя на льду снега уже почти не было, ни одного рыбака на льду нет, спросить, в каком же месте ловится крупные окуни, не у кого. Был только один ориентир – найти место установки сетей, возле которых должно быть полно ранее пробуренных лунок. Через минут тридцать-сорок поисков наконец-то нашли сеть(в итоге оказалось, что мы пришли совсем не в то место), и с мыслями о предстоящих горбачах начали облавливать эти самые лунки.

Я остановился возле ближних лунок, а дядя пошел к дальним лункам. На моих лунках глубина была порядка 4 метров, а на его лунках – порядка 2,5 метров, и видимо по этой причине у меня сразу же, как только я закинул в лунку балансир и начал им играть, начали попадаться окушки, причем один крупнее другого. Минут за десять я с этой лунки поймал порядка полутора кило окуней, самый крупный из которых был на полкило. Мои активные действия вынудили дядю подойти ко мне, но к тому моменту я, похоже, успел вытащить всех рыбок из этой лунки. Дальнейшие поиски рыбы подобных результатов нам не дали – из каждой лунки попадались два-три окуня, весом около полукилограмма каждый. Ближе к часу дня, когда активность окуня упала почти до нуля, т.е. рыба вообще не клевала, я пошел на свои утренние лунки. Забросил балансир, даже не успел приступить к игре, мою «железку» схватил самый крупный окунь в этот день – его вес составил 1400 грамм. В этот мы наловили на двоих порядочное количество крупных окуней – можно сказать, что первый выход в Глюково удался. С мыслями о возвращении сюда в скором времени мы около 6 вечера поехали домой.

Через два дня мы снова поехали туда же, но уже с нами поехал еще один мой дядя, который нам и рассказал про это место. С его слов оказалось, в прошлый раз мы поехали вообще не той дорогой и пришли не к тому месту, хотя, забегая вперед скажу что рыбу в том количестве, как в первую нашу поездку, мы больше не наловили, а только все в меньшую сторону.

Ладно теперь все по порядку. Мы снова пришли на незнакомые места, и в который раз нам пришлось весь рельеф дна узнавать в авральном порядке. Начав ловить с мест, которые нам указал дядя, мы простояли минут десять-пятнадцать, при том, что на балансир только у меня одного из нас троих случились три поклевки, и у меня в активе были три окушка общим весом около полукилограмма. Затем я пошел искать окуня, причем мы втроем разбрелись в разные стороны и только звонками по сотовому узнавали успехи или неудачные поиски друг у друга. После непродолжительных поисков я все-таки наткнулся на стайку окуней, причем один из попавшихся мне был на порядок больше своих собратьев – весом грамм 300. Таким образом, я подумал, что удачно остановился и сейчас наловлю много-много окуней. Облавливая вторую лунку, я снова вытащил два крупных окуня. Затем дела пошли как в сказке – из каждой лунки я вытаскивал по два-три окуня и минут за двадцать я поймал около трех килограмм. И как всегда бывает, минут через тридцать моя сказка закончилась так же резко, как и началась. К тому моменту ко мне подошли оба моих дядей. Потом поиски рыбы в течении дня ничего существенного не дали. Я снова оказался лидером по количеству пойманной рыбы – общий вес рыбы был около 5 килограмм.

В третий раз снова решили поехать на первое место рыбалки. На льду после дождей появилась вода, и по льду приходилось идти уже с большой осторожностью – как бы не поскользнуться и не замочить штаны. Дул противный ветерок, не очень сильный, зато постоянный, и притом менял свое направление. На льду к нашему приезду уже находились рыбаки.

Пришли мы снова на те же места, где мы вдвоем вытаскивали горбачей, но к нашему великому сожалению, рыба похоже сменила место своей стоянки, но, к нашей радости, не в полном своем составе. Правда, пришлось потрудиться в поисках мест стоянок рыбы, так как на наших старых лунках их почти не было.

Из старых лунок я вытащил только двух-трех приличных окушков и все, остальные были только мальками, которые мы отпускали обратно в лунки. Но, как говорится, кто ищет, тот всегда найдет. Так случилось и со мной: отошел я от своих лунок метров на триста-пятьсот ближе к камышам, и с первой же лунки вытащил сразу пять крупных окуней. Пока я вытаскивал этих окуней, ветер делал свое дело: мои пальцы озябли от рыбьей слизи, и я сразу же вспомнил о зимних морозах. И пришлось надеть на руки варежки. Пока я производил эти манипуляции, окуни ушли от этой лунки, и мне снова пришлось искать рыбу по этой большой местности.

Единственной отрадой был прилет лебедей: четыре белых лебедя летели низко над землей и со свистом рассекали воздух своими большими крыльями. Гул их крыльев был подобен звуку мотора какого-нибудь самолета и был слышен на расстоянии порядка километра. Затем они сели на один из открытых участков воды

За весь день поисков мы наловили достаточное количество окуней, которых хватило и на жареху, и на уху, и местным котам тоже досталось мелких окушков.

В четвертый раз направились в Глюково, но по приезду на место ловли, огорчились – на наши места можно было попасть разве что только на лодке: по береговой линии метров на двадцать лед растаял. Мы, недолго думая, поехали в Кулушево, где по словам моего дяди, они по последнему льду в том году ловили крупных горбачей и сорожку. Приехав к берегу, увидели следующую картину: метрах в пятидесяти от берега на мелководье сидят щукари, ловят мелочь и затем оснащают ими свои жерлицы. Так как у нас жерлиц с собой не было, и в наши планы ловля мелочи не входила, поехали на другое, более открытое место.

Вышли на лед без проблем и только на льду снова начались проблемы: как всегда бывает на новом месте, в начале надо найти место, где же может быть рыба. Обычно у рыбаков существует традиция: если увидел «стайку» рыбаков, значит это «клёвое» место. Возле берега было около десятка машин, а, выйдя на лед, мы просто не увидели ни одного рыбака. И это было чуть ли не шоком: куда же подевались все рыбаки? Пройдя метров двести вдоль береговой линии, увидели с десяток щукарей, и наше настроение вновь упало: ну, не входило в наши планы ловля щуки на жерлицы. И наконец-то вдалеке, на расстоянии около километра от берега, за несколькими барьерами камышей и зарослей невысоких деревьев увидели силуэты нескольких рыбаков. Мы пошли в их сторону. Минут через тридцать хода наконец-то мы до них дошли. Часы показывали полвосьмого утра. И снова был облом: они сказали, что вчера здесь ловилась крупная сорожка, а они до сих пор ни одной рыбки не поймали. Мы сделали немного лунок, но результат был такой же, как у этих рыбаков – ни одной поклевки, если не считать двух пойманных мною мелких ершей.

Решили мы с дядей пойти чуть подальше от места, где сидели эти рыбаки. Придя на намеченное место, сделав пару лунок, мы поняли, что в этом месте есть резкие перепады глубин от полутора-двух метров до четырех-пяти метров. Как только были пробурены первые лунки, решили попробовать половить на балансир – результат был нулевой. На мормышку клевал мелкий окушок, притом на одного пойманного окушка приходилось ставить двух-трех мотылей. А если учесть, что мотыля у нас было немного, мы с большой неохотой ловили этого окушка.

С нами так же еще находились несколько рыбаков. Через какое-то время, в этот ареал откуда-то заплыла стая крупных окуней: это мы заметили по резким движениям руками нескольких рыбаков. Мы решились подойти поближе к этим рыбакам, а вокруг них уже лежали крупные окуни.

Долго не думая, решили мы рыбачить на балансиры. После нескольких взмахов балансиром их начали атаковать окуни, и по поклевкам было видно, что рыбки не очень крупные. Я перешел с балансира на ловлю мормышкой, и результат не заставил себя долго ждать: при игре мормышкой сверху вниз на расстоянии около полуметра ото дна цеплялись приличные окушки, грамм по двести.

Самый крупный окунь, весом около полукилограмма, поймал мою мормышку в то время, пока я болтал ею возле дна. Вот этого окуня я долго не забуду: он упорно не хотел идти в лунку, леска была тонкой (0,12), с минуту я с ним помучался, пока я его не вытащил. Затем подошел ко мне дядя и сказал, что он и еще один рыбак за мной наблюдали, как я боролся с этим окунем, вот это было говорит было зрелище. Они подумали, что у меня был зацеп, но когда увидели, что я вытащил рыбу, тоже перешли на ловлю мормышкой. За полчаса такой рыбалки я наловил с полтора кило окуней.

Окуни исчезли так же быстро, как и появились. Вместе с окунями с этого места ушли и все остальные рыбаки. Мы с дядей еще походили по старым лункам в надежде поймать окуней. Но нашим надеждам не суждено было сбыться: еще около получаса мы простояли в этом месте, а результатом была тишина.

Затем мы пошли в сторону берега. Решили мы пойти к рыбакам, которые сидели за камышами и постоянно размахивали руками, как бы говоря нам «идите к нам». По пути встретился нам щукарь, который был весь мокрый и сказал, что только что окунулся по пояс в воду возле камышей и нам посоветовал не ходить к тем рыбакам. Подойдя ближе к ним, они предупредили нас, что к ним через камыши лучше не ходить и рассказали нам историю про мужика, который только что провалился под лед, пока шел к ним.

Таким образом, мы решили не искушать судьбу и пойти ближе к машине. Возле берега у камышей все так же сидели щукари. Мы еще какое-то время посидели рядом с ними в надежде поймать сорожку. Но нашим надеждам не суждено было сбыться.

Таким образом, завершили сезон мы на мажорной ноте ловлей окуня.